С миру по рецепту

Рецепты народной медицины

Подписаться на новости










 

Врач который лечит рак


Читать книгу Врач, который излечивает рак

6-7

Уильям Келли Эйдем

ВРАЧ,

КОТОРЫЙ

ИЗЛЕЧИВАЕТ

РАК

ББК 55.6 СОЕ

Эзо

Перевод с английского М.ЛУППО

Оформление В. ОСИПЯНА

Эйдем Уильям К.

ЭЗО Врач, который излечивает рак / Пер. с англ. М. Луппо. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 394 с. -Серия «Будьте здоровы».

ISBN 5-232-01024-7

Эта книга — о враче-новаторе, враче-исследователе, намного опередившем свое время. Создав 100 собственных противоопухо­левых препаратов, д-р Эмануэль Ревич эффективно применяет их на практике.

Свидетельства в прошлом безнадежно больных, а ныне ак­тивных жизнерадостных здоровых людей говорят сами за себя.

Познакомившись с ними на страницах этой книги, вы, возможно, почерпнете что-то новое для собственной гшвсе-дневной жизни, заразитесь оптимизмом этого человека и убе­дитесь в том, что не бывает безнадежных ситуаций, — с любой из них в конце концов можно справиться.

© 1997 William Kelley Eidem © Права на русское издание приобрете­ ны через литературное агаггство «Пра­ ва а переволы* © КРОН-ПРЕСС, 1998 52Р(03) - 98 © Перевод, М. Луппо, 1998

Моему сыну Дэниелу

ПРЕДИСЛОВИЕ

Д-р Эмануэль Ревич лечит рак совсем иначе, чем все другие врачи в Америке, да, наверное, и во всем мире. Он использует специальные лекарства собствен­ной разработки. За много лет работы в собственной лаборатории он создал более 100 различных препара­тов. Я не имею представления о принципе их дей­ствия, но зато мне посчастливилось увидеть резуль­таты приема этих уникальных лекарственных средств.

Ваш покорный слуга — онколог-радиолог высо­кой квалификации. Занимаясь лучевой терапией, большую часть своей сознательной жизни я провел на переднем крае в войне против рака. Постепенно я все более утрачивал оптимизм и буквально впадал во фрустрацию, видя, сколь скромны успехи в лечении этой группы заболеваний.

За более чем 40 лет работы мне не довелось уви­деть каких-либо крупных рывков вперед в этой об­ласти медицины, и становилось все тяжелее каждый день общаться с пациентами, чьи шансы на выздо­ровление были ничтожно малы. Я видел их слезы, слезы и отчаяние их родных и близких.

В течение последних 10 лет через мои кабинеты лучевой терапии в Бруклине и Куинсе еженедель­но проходили сотни людей. Их направляли извес­тные, высокоуважаемые врачи, работающие подэгидой Мемориального онкологического центра Слоуна — Каттеринга (медицинского центра при Нью-Йоркском университете, готовящего терапев­тов и хирургов колледжа Колумбийского универ­ситета). Я был членом самой крупной в стране из финансируемых правительством организаций, за­нимающейся исследованиями раковых заболева­ний, — «Cancer and Acute Leukemia Group «В». Наш офис поставлял в эту организацию статистические материалы.

Мой ежегодный доход от частной практики вы­ражался семизначной цифрой. Наши кабинеты были оборудованы по последнему слову техники. Мы тратили миллионы долларов на приобретение са­мого лучшего диагностического и лечебного обо­рудования. Несмотря на это, слишком многие из наших пациентов были обречены на смерть.

Даже имея самое лучшее оборудование и самый высококвалифицированный персонал, мы могли де­лать только то, что могли. К несчастью для наших пациентов, обстоятельства нередко оказывались силь­нее. Больные всегда обращались к нам с надеждой на излечение, но, знакомясь с их историями болез­ни, я видел, у кого из них есть реальные шансы на выживание, а кому следует назначить лишь палли­ативное лечение с целью облегчения болей.

С 1950 года медицина достигла весьма незначи­тельных успехов в терапевтическом лечении рака. Единственно значимым достижением стало увеличе­ние диагностических возможностей и средств. Неко­торые виды опухолей (молочной железы, толстой кишки, матки и предстательной железы), обнару­женные на ранних стадиях, удается излечивать в 90 (и более) процентах случаев.

Однако эти же самые виды рака, обнаруженные на поздних стадиях развития, оказываются неиз­лечимыми. Хотя в среднем шансы победить рак со­ставляют 50 на 50, в каждом конкретном случае это означает, что вероятность излечения или вели­ка (90%), или очень мала, в зависимости от стадии заболевания и вида опухоли. К сожалению, при некоторых видах рака, например при раке подже­лудочной железы, больные редко живут более 5 месяцев после установления диагноза, независимо от того, какое получают лечение. Даже при очень раннем обнаружении болезни за последние 40 лет предельная пятилетняя выживаемость приблизи­лась только к 0,7 %.

Впервые я столкнулся с деятельностью доктора Эмануэля Ревича отнюдь не в связи с публикациями в медицинских изданиях. Я увидел рентгеновские снимки одного своего пациента, которого наблюдал годом раньше. Он страдал раком легкого с метастаза­ми в кости, был безнадежен. После прохождения курса лечения у другого врача состояние больного значи­тельно улучшилось, в этом не было никаких сомне­ний. Судя по снимкам, рак отсутствовал и в костях, и в легком. Мне необходимо было узнать, что же вызвало такое улучшение.

Пациент рассказал, что лечился у д-ра Ревича в Манхэттене. Я связался с этим доктором и догово­рился встретиться с ним в его офисе. Когда я впер­вые увидел Ревича, ему было почти 90 лет. В ту пер­вую встречу он показал мне достаточно сканограмм больных «до» и «после» своего лечения, чтобы я за­хотел увидеться с ним снова.

Несколькими днями позже он представил меня трем своим пациентам, ранее страдавшим неизлечи­мым раком. У двух из них был рак поджелудочной железы, а третьему диагностировали злокачествен­ную опухоль мозга. Д-р Ревич показал мне их сканы* (изображение, полученное при компьютерной (как в данном случае) или ультразвуковой томографии) до и после лечения. На изображениях, полу­ченных таким методом до начала лечения, во всех трех случаях видны подозрительные новообразо­вания. Он показал мне также результаты биопсии, подтверждающие их злокачественность. Внешне все три пациента выглядели здоровыми. Я видел также копии освидетельствования состояния здоровья па­циентов их личными врачами, которые подтверж­дали, что в настоящее время у них нет рака.

Мой врачебный опыт убеждал меня, что совре­менная медицина не в состоянии спасти этих людей. Шанс каждого из них на выздоровление был прак­тически равен нулю. Столь наглядные свидетельства чудесного исцеления заставили меня продолжить изу­чение нетрадиционных методов д-ра Ревича.

Позднее я ознакомился с историями болезни, рентгеновскими снимками, сканами и протоколами биопсий десятков пациентов д-ра Ревича. Достовер­ность полученной от него информации я стремился подтвердить у тех врачей, к которым больные обра­щались ранее, и вскоре убедился в ее подлинности.

Как дипломированный радиолог, я имел возмож­ность оценить многие случаи, когда д-р Ревич изле­чивал практически неизлечимый рак. Должен при­знать, что его результаты не всегда оказывались 100-процентными, но ведь таких результатов и в при­роде не существует.

За годы своей работы я наблюдал десятки тысяч больных, и мне ни разу не приходилось видеть спон­танной ремиссии, за исключением случая ошибочной диагностики рака легкого. Случаи, с которыми озна­комил меня д-р Ревич, не имели никакого отноше­ния к ошибкам диагностики. Мне представляется не­вероятным, чтобы эти положительные результаты были связаны с массовыми спонтанными ремиссиями.

Здесь я должен сделать небольшое отступление. Ког­да я познакомился с д-ром Ревичем, мне было 62 года. Мой показатель PSA (скрининг-теста на рак простаты) равнялся 6,2. Показатели до 5,0 считаются нормой, от 5,0 до 10,0 требуют наблюдения, в некоторых случаях они указывают на наличие рака, при показателях выше 10,0 риск резко возрастает.

Узнав о моих показателях, д-р Ревич предложил мне один из своих препаратов. Я принимал его в течение года, после чего мой показатель скрининг-теста на рак простаты снизился до 1,6. Никаких по­бочных реакций я не заметил. Через несколько лет, в течение которых я уже не принимал препарат, мой показатель PSA едва приблизился к 2,5.

Изучив истории болезней многих пациентов д-ра Ревича, я твердо уверился, что его метод ле­чения заслуживает тщательного клинического ис­следования. Я решил помочь д-ру Ревичу провести крупномасштабное исследование его метода и его препаратов.

В марте 1988 года я выступил на слушаниях в Кон­грессе. К этому времени я подготовил предложения по проведению исследования методики лечения ра­ковой болезни д-ра Ревича. Предусматривалось на­блюдение за 100 раковыми больными, которых про­фессиональные медики признали неизлечимыми. Это были больные раком поджелудочной железы, тол­стой кишки с метастазами в печень, неоперабель­ными опухолями легких и мозга. Пациентов должны были отобрать пять высококвалифицированных он­кологов, представив заключения о том, что каждый из пациентов неизлечим и что ожидаемая продол­жительность их жизни не превышает года.

Онкологический центр Слоуна — Каттеринга, Клиника Майо, Онкологический центр М.Д.Ан­дерсона, больница Джона Хопкинса и многие дру­гие известные исследовательские центры каждый день принимают раковых больных для участия в экспериментальных исследованиях. Эти больные добровольно участвуют в экспериментах в надеж­де получить шанс на выздоровление. Я считаю, что настал момент провести экспериментальное иссле­дование методики д-ра Ревича. Больные ничего не потеряют, участвуя в таком эксперименте. На ос­новании увиденного могу утверждать, что они от этого только выиграют.

Д-р Ревич вылечил многих людей, считавшихся неизлечимыми. Как профессионал, считаю, что его лекарства оказались эффективными для многих боль­ных, чьи истории болезни я изучил. Д-р Ревич сумел помочь столь большому числу людей, что населению Америки пора настоять на клинической проверке его метода.

Сеймур Бреннер, д-р медицины,

действительный член Американской корпорации

врачей-рентгенологов

ВВЕДЕНИЕ

«Врач, который излечивает рак» — это книга для вас. Она повествует о том, что существуют ответы на вопросы, касающиеся реальных проблем здоровья даже очень серьезных. Ответы эти просты, как дыха­ние, Эта книга поможет понять, как функционирует ваш организм. Вы сможете узнать некоторые простые, но важные веши о том, как поправить собственное здо­ровье, даже если бы серьезно больны. Каким бы неве­роятным это ни показалось, в некоторых отноше­ниях вы сможете понять основные механизмы развития болезней и механизмы, обеспечивающие сохранение здоровья, лучше, чем на сегодня их пред­ставляют многие из профессиональных медиков.

Но это также книга и о нашем медицинском сооб­ществе и его способности ассимилировать новую на­учную информацию, которая может принести спасе­ние многим людям. Когда вы будете ее читать, вас поразит использование уникальных лекарственных средств и методов лечения, которые открыл и при­меняет д-р Ревич в лечении своих пациентов, полу­чая замечательные результаты. Вас заворожит необыч­ность рассуждений д-ра Ревича — в их основе лежат незыблемые законы физики, химии и биохимии. Од­нако отношение к нему представителей медицинских кругов не может не вызвать чувство стыда.

Вам следует знать, что некоторые идеи д-ра Ре­вича, сами по себе достаточно значимые, начинают сегодня приобретать определенную известность. Авторы ряда книг, сами того не подозревая, используют в них идеи, выдвинутые д-ром Ревичем задолго до появления этих книг. Так, в бестселлере Барри Сирза «Зона», опубликованном в «Нью-Йорк тайме», речь идет об одном из многих аспектов мно­гочисленных открытий д-ра Ревича (Д-р Барри Сирз в своей монументальной книге «Зона», ставшей бестселлером, проницательно и сам о том не подозревая, использовал некоторые идеи д-ра Ревича. Д-р Сирз указал, что основой для его находок послужила работа Бепгста Самуэдьсона, удостоенного за нее Нобелевской премии, Сирз подчеркнул, что эта работа стала основой его теории правильного питания. По утверждению доктора медицины Салмана, идеи Самуэльсопа, опуб­ликованные в середине 70-х гг., аналогичны идеям д-ра Ревича, опубликованным еще в 40-Х гг., но оставшимся незамеченными. Л-Р Салман неоднократно указывал, что эта работа Ревича «более отчетлива и детальнее разработана», чем труд Самуэльсона).

В другом бестселлере «Нью-Йорк тайме» — «Лече­ние артрита» — в качестве основы программы предла­гает использовать глюкозамин. Автор книги ссылается на ряд исследований глюкозамина, самое раннее из которых датируется 1980 г. Д-р Ревич начал использо­вать в этих целях глюкозамин вместо стероидных гор­монов еще в 1951 г. Спустя 10 лет, в 1961г., он опуб­ликовал эти сведения в специальной медицинской литературе.

Д-р Ревич добился хороших результатов в лече­нии артритов в целом и ревматоидного в частности. Указанные книга при всей их полезности только кос­нулись значительно более глубоких проблем. Насто­ящая книга позволит вам ознакомиться с ними и во многих случаях найти ответы, касающиеся вопросов лечения таких опасных заболеваний, как рак, СПИД, болезни сердиа, артрит, депрессия, алкоголизм и др., — ответы не умозрительные, а основанные на научном знании. Кроме того, вы узнаете о лекарствах, которые не только сдерживают развитие рака и других болезней, но и позволяют избавиться от них, не прибегая к помощи строгой диеты.

Любой специалист мечтал бы иметь в своем арсе­нале противоопухолевые препараты, не вызывающие побочных эффектов, которые убирали бы метастазы из пораженных раком костей и одновременно устра­няли боли. Такие заболевания, как рак или СПИД, артрит, депрессия или бронхиальная астма, эти пре­параты позволяют лечить в домашних условиях.

При появлении головной боли и других рас­стройствах вследствие перемены погоды разве не за­мечательно иметь возможность проверить кислотно-щелочной баланс за несколько секунд лишь с помо­щью выдоха? А группа антивирусных средств, позволяющих успешно справляться не только с про­студными заболеваниями, гриппом, пневмонией, СПИДом и лихорадкой Эбола? И разве не актуаль­ны лекарства, способные снять наркотическую или алкогольную зависимость быстро и эффективно, без побочных действий и синдрома отмены?

Все эти препараты существуют уже почти 30 лет — благодаря д-ру Ревичу.

Вы скажете: весь мир, по крайней мере представи­тели организованной медицины должны были бы знать о них и пользоваться открытиями д-ра Ревича. Из этой книги вы узнаете подробности печальной судьбы этих достижений, в течение половины столе­тия остававшихся недоступными большинству людей.

Интересно, что организованная медицина в те­чение многих лет отчасти использовала открытия д-ра Ревича, даже и не подозревая об этом. Сегодня существует лекарственная терапия, ускоряющая раз­витие легких у недоношенных младенцев и во мно­гих случаях спасающая их жизни; ее используют вра­чи по всей стране. Этот метод развился непосред­ственно из фундаментальных основ, изложенных в учебном пособии д-ра Ревича «Изыскания в области патофизиологии», впервые опубликованном в 1961 г. и недавно переизданном.

Д-ра Джон Клементе и Джулиус Комрэ, выде­лившие липид, ответственный за развитие легких, не знали, что д-р Ревич использует тот же принцип уже в течение многих лет. Они и не подозревали, что предпосылками для их открытия являются работы Ревича. Традиционная медицина все еще не сопри­коснулась с далеко уводящими выводами этого тру­да Ревича, которые позволили создать эффективные методы лечения инвазивного рака. Вполне вероятно, что если бы открытие Клементса — Комрэ связали с именем Ревича, оно никогда не увидело бы света. Почему? Потому что тогда пришлось бы признать и собственно метод Ревича.

В 1996 г. «Журнал Американской медицинской ас­социации» (JAMA) опубликовал данные крупно­масштабного исследования, которое продемонстри­ровало замечательные результаты использования се­лена в лечении рака легких и толстой кишки — благодар

www.bookol.ru

ВРАЧ, КОТОРЫЙ ИЗЛЕЧИВАЕТ РАК

Страница 1 из 8

Моему сыну Дэниелу

ПРЕДИСЛОВИЕ

Д-р Эмануэль Ревич лечит рак совсем иначе, чем все другие врачи в Америке, да, наверное, и во всем мире. Он использует специальные лекарства собственной разработки. За много лет работы в собственной лаборатории он создал более 100 различных препаратов. Я не имею представления о принципе их действия, но зато мне посчастливилось увидеть результаты приема этих уникальных лекарственных средств.

 

Ваш покорный слуга - онколог-радиолог высокой квалификации. Занимаясь лучевой терапией, большую часть своей сознательной жизни я провел на переднем крае в войне против рака. Постепенно я все более утрачивал оптимизм и буквально впадал во фрустрацию, видя, сколь скромны успехи в лечении этой группы заболеваний.

 

За более чем 40 лет работы мне не довелось увидеть каких-либо крупных рывков вперед в этой области медицины, и становилось все тяжелее каждый день общаться с пациентами, чьи шансы на выздоровление были ничтожно малы. Я видел их слезы, слезы и отчаяние их родных и близких.

 

В течение последних 10 лет через мои кабинеты лучевой терапии в Бруклине и Куинсе еженедельно проходили сотни людей. Их направляли известные, высокоуважаемые врачи, работающие под эгидой Мемориального онкологического центра Слоуна - Каттеринга (медицинского центра при Нью-Йоркском университете, готовящего терапевтов и хирургов колледжа Колумбийского университета). Я был членом самой крупной в стране из финансируемых правительством организаций, занимающейся исследованиями раковых заболеваний, - «Cancer and Acute Leukemia Group «В». Наш офис поставлял в эту организацию статистические материалы.

 

Мой ежегодный доход от частной практики выражался семизначной цифрой. Наши кабинеты были оборудованы по последнему слову техники. Мы тратили миллионы долларов на приобретение самого лучшего диагностического и лечебного оборудования. Несмотря на это, слишком многие из наших пациентов были обречены на смерть.

 

Даже имея самое лучшее оборудование и самый высококвалифицированный персонал, мы могли делать только то, что могли. К несчастью для наших пациентов, обстоятельства нередко оказывались сильнее. Больные всегда обращались к нам с надеждой на излечение, но, знакомясь с их историями болезни, я видел, у кого из них есть реальные шансы на выживание, а кому следует назначить лишь паллиативное лечение с целью облегчения болей.

 

С 1950 года медицина достигла весьма незначительных успехов в терапевтическом лечении рака. Единственно значимым достижением стало увеличение диагностических возможностей и средств. Некоторые виды опухолей (молочной железы, толстой кишки, матки и предстательной железы), обнаруженные на ранних стадиях, удается излечивать в 90 (и более) процентах случаев.

 

Однако эти же самые виды рака, обнаруженные на поздних стадиях развития, оказываются неизлечимыми. Хотя в среднем шансы победить рак составляют 50 на 50, в каждом конкретном случае это означает, что вероятность излечения или велика (90%), или очень мала, в зависимости от стадии заболевания и вида опухоли. К сожалению, при некоторых видах рака, например при раке поджелудочной железы, больные редко живут более 5 месяцев после установления диагноза, независимо от того, какое получают лечение. Даже при очень раннем обнаружении болезни за последние 40 лет предельная пятилетняя выживаемость приблизилась только к 0,7 %.

 

Впервые я столкнулся с деятельностью доктора Эмануэля Ревича отнюдь не в связи с публикациями в медицинских изданиях. Я увидел рентгеновские снимки одного своего пациента, которого наблюдал годом раньше. Он страдал раком легкого с метастазами в кости, был безнадежен. После прохождения курса лечения у другого врача состояние больного значительно улучшилось, в этом не было никаких сомнений. Судя по снимкам, рак отсутствовал и в костях, и в легком. Мне необходимо было узнать, что же вызвало такое улучшение.

 

Пациент рассказал, что лечился у д-ра Ревича в Манхэттене. Я связался с этим доктором и договорился встретиться с ним в его офисе. Когда я впервые увидел Ревича, ему было почти 90 лет. В ту первую встречу он показал мне достаточно сканограмм больных «до» и «после» своего лечения, чтобы я захотел увидеться с ним снова.

 

Несколькими днями позже он представил меня трем своим пациентам, ранее страдавшим неизлечимым раком. У двух из них был рак поджелудочной железы, а третьему диагностировали злокачественную опухоль мозга. Д-р Ревич показал мне их сканы* (изображение, полученное при компьютерной (как в данном случае) или ультразвуковой томографии) до и после лечения. На изображениях, полученных таким методом до начала лечения, во всех трех случаях видны подозрительные новообразования. Он показал мне также результаты биопсии, подтверждающие их злокачественность. Внешне все три пациента выглядели здоровыми. Я видел также копии освидетельствования состояния здоровья пациентов их личными врачами, которые подтверждали, что в настоящее время у них нет рака.

 

Мой врачебный опыт убеждал меня, что современная медицина не в состоянии спасти этих людей. Шанс каждого из них на выздоровление был практически равен нулю. Столь наглядные свидетельства чудесного исцеления заставили меня продолжить изучение нетрадиционных методов д-ра Ревича.

 

Позднее я ознакомился с историями болезни, рентгеновскими снимками, сканами и протоколами биопсий десятков пациентов д-ра Ревича. Достоверность полученной от него информации я стремился подтвердить у тех врачей, к которым больные обращались ранее, и вскоре убедился в ее подлинности.

 

Как дипломированный радиолог, я имел возможность оценить многие случаи, когда д-р Ревич излечивал практически неизлечимый рак. Должен признать, что его результаты не всегда оказывались 100-процентными, но ведь таких результатов и в природе не существует.

 

За годы своей работы я наблюдал десятки тысяч больных, и мне ни разу не приходилось видеть спонтанной ремиссии, за исключением случая ошибочной диагностики рака легкого. Случаи, с которыми ознакомил меня д-р Ревич, не имели никакого отношения к ошибкам диагностики. Мне представляется невероятным, чтобы эти положительные результаты были связаны с массовыми спонтанными ремиссиями.

 

Здесь я должен сделать небольшое отступление. Ког­да я познакомился с д-ром Ревичем, мне было 62 года. Мой показатель PSA (скрининг-теста на рак простаты) равнялся 6,2. Показатели до 5,0 считаются нормой, от 5,0 до 10,0 требуют наблюдения, в некоторых случаях они указывают на наличие рака, при показателях выше 10,0 риск резко возрастает.

 

Узнав о моих показателях, д-р Ревич предложил мне один из своих препаратов. Я принимал его в течение года, после чего мой показатель скрининг-теста на рак простаты снизился до 1,6. Никаких по­бочных реакций я не заметил. Через несколько лет, в течение которых я уже не принимал препарат, мой показатель PSA едва приблизился к 2,5.

 

Изучив истории болезней многих пациентов д-ра Ревича, я твердо уверился, что его метод лечения заслуживает тщательного клинического исследования. Я решил помочь д-ру Ревичу провести крупномасштабное исследование его метода и его препаратов.

 

В марте 1988 года я выступил на слушаниях в Конгрессе. К этому времени я подготовил предложения по проведению исследования методики лечения раковой болезни д-ра Ревича. Предусматривалось наблюдение за 100 раковыми больными, которых профессиональные медики признали неизлечимыми. Это были больные раком поджелудочной железы, толстой кишки с метастазами в печень, неоперабельными опухолями легких и мозга. Пациентов должны были отобрать пять высококвалифицированных онкологов, представив заключения о том, что каждый из пациентов неизлечим и что ожидаемая продолжительность их жизни не превышает года.

 

Онкологический центр Слоуна - Каттеринга, Клиника Майо, Онкологический центр М.Д.Андерсона, больница Джона Хопкинса и многие другие известные исследовательские центры каждый день принимают раковых больных для участия в экспериментальных исследованиях. Эти больные добровольно участвуют в экспериментах в надежде получить шанс на выздоровление. Я считаю, что настал момент провести экспериментальное исследование методики д-ра Ревича. Больные ничего не потеряют, участвуя в таком эксперименте. На основании увиденного могу утверждать, что они от этого только выиграют.

 

Д-р Ревич вылечил многих людей, считавшихся неизлечимыми. Как профессионал, считаю, что его лекарства оказались эффективными для многих больных, чьи истории болезни я изучил. Д-р Ревич сумел помочь столь большому числу людей, что населению Америки пора настоять на клинической проверке его метода.

 

Сеймур Бреннер, д-р медицины, действительный член Американской корпорации врачей-рентгенологов



< Предыдущая   Следующая >

cooksbooks.su

«Не опускайте руки!». Почему врач-онколог Павленко не смог победить рак | Люди | Общество

5 января от рака желудка скончался Андрей Павленко – врач-онколог из Петербурга. За его борьбой с болезнью следила вся страна: Павленко создал интернет-блог, в котором рассказывал о своём лечении.

В интервью, которое Павленко дал «АиФ» в 2018 году, он объяснял свой поступок так: «На третий день, после того как выяснил диагноз, я решил начать дневник. Для большин­ства пациентов онкологический диагноз означает конец жизни. На самом деле это хроническое заболевание, от которого можно либо вылечиться, либо какое-то время полноценно жить – растить детей, работать, путешествовать. Знаю пациентов, которые прожили не один десяток лет после постановки диагноза. Цель моего блога – донести эту мысль до людей и сделать тяжёлый путь онкобольных чуть менее сложным».

Последнюю запись он опубли­ковал 1 января: «Друзья! Мой жизненный путь завершается! К сожалению, моя болезнь оказалась коварнее, и её развитие за последние 2 месяца не оставило мне шансов! Но я хотел бы сейчас предупредить всех, кто находится на этапе лечения, – не опускайте руки! Статистика – вещь упрямая, и у вас даже с моим диагнозом есть шансы на излечение! Просто поверьте в это! Мне про­сто не повезло )». Скобка в конце, символизирующая улыбку, свидетельствовала о необычайной мужественности этого человека.

Не сойти с дистанции

Нет сомнения, публичная борьба Андрея Павленко с болезнью не может не изменить нашу онкологическую службу. Он мечтал об этом, и в интервью «АиФ» прямо говорил, что это ещё одна из целей его блога: «Когда я узнал свой диагноз, сразу возникла мысль привлечь через мою беду внимание к проблемам онкологической помо­щи. Заболеваемость раком с каждым годом растёт, но врачи не готовы к новым вызовам. Советская система подготовки врачей изжила себя, а новой за эти годы так и не возникло. Для молодых врачей выйти на достойный уровень – большая проблема. Я стал профессионалом только благодаря самообразованию. Сегодня к врачам предъявляются большие требования, вплоть до уголовного преследования за врачебную ошибку. Но, прежде чем спрашивать с врача, его необходимо обучить грамотно лечить людей. А этим у нас никто не занимается. В онкологии – колоссальный кадровый голод. Половину специалистов можно смело отправлять на доучивание. Вторая большая проблема – информированность пациентов. При сегодняшней загруженности у врачей нет времени на разговоры с ними. Поэтому онкобольные ничего не знают ни о процессе лечения, ни о возможных осложнениях. При раке назначаются тяжёлые препараты, но пациент должен быть настроен на активное лечение. Иначе велика вероятность, что он, потеряв надежду и не видя перспектив, «сойдёт с дистанции». Чтобы этого не произошло, врач должен рассказывать пациенту о всех нюансах терапии – чтобы он либо вылечился, либо правильно распорядился отведённым ему временем».

Смертельная атака

Рак желудка – недуг страшный и, увы, достаточно распространённый. Из-за него ушли раньше срока писатели Михаил Пришвин, Александр Грин, Лион Фейхтвангер, артисты Вера Глаголева, Виктор Авилов, Ян Арлазоров, режиссёр Евгений Вахтангов – список можно продолжать… Что примечательно, после выявления опухоли все они прожили не очень долго. Даже люди, имеющие возможность лечиться в лучших клиниках мира, не всегда могли победить эту болезнь. Так случилось с Франьо Туджманом, первым президентом Хорватии и фигурантом Гаагского трибунала (он был националистом, и его по­смертно признали участником преступного сговора с целью изгнания нехорватского населения из Боснии). В 1999 г. у него обнаружили рак желудка, и в этом же году он скончался. Миллиардер Рой Дисней, племянник основателя знаменитой империи развлече­ний, тоже сгорел в течение года.

Все мы помним мужественную борьбу с этой болезнью Ильи Сегаловича, сооснователя «Яндекса» и одного из директоров этой компании. В сентябре 2012 г. у него выявили рак желудка. Химиотерапия сначала помогла, но потом что-то пошло не так, и в июле следующего года Сегалович умер. У всех упомянутых жертв рака желудка, включая и Андрея Павленко, болезнь определяли уже на поздних стадиях, возможно, поэтому химиотерапия оказалась не очень эффективной.

Япония – в лидерах

Почему же именно это заболе­вание столь коварно? «После рака лёгких опухоли желудка являются самыми злокачественными, – объясняет доктор медицинских наук, профессор, зав. научной лабораторией химио­профилактики рака и онкофармакологии НМИЦ онкологии им. Петрова Владимир Беспалов. – Успехи химиотерапии, которые мы реально наблюдаем в лечении очень многих онкологических заболеваний, применительно к раку желудка, к сожалению, скромные. Такое лечение улучшает качество жизни больных, но мало влияет на её продолжительность. Таргетные средства и иммунопрепараты, с которыми связывают прогресс в онкологии, для лечения рака желудка пока только проходят испытания. Есть достижения в лечении некоторых особых форм рака желудка. Например, связанных с генами BRCA. Известно, что некоторые варианты этих генов существенно увеличивают риск рака груди у женщин. В последние годы выявлено, что они так же действуют и в отношении ряда других опухолей, включая рак желудка.

Зато ранняя диагностика даёт отличные результаты. 

Если при гастроскопии выявляют рак на самой ранней стадии, когда опухоль поражает только слизистую, её удаляют даже эндоскопически, без большой операции. Хирургия пока остаётся главным методом лечения рака желудка. Мировой лидер в борьбе с ним – Япония. В этой стране налажен скрининг по раннему выявлению таких опухолей и их эффективному лечению. Для этого обследуют всё население, специальные мобильные комплексы выезжают в самые трудно­доступные регионы страны. У жителей Азии риск этого рака выше, что связано с генетической предрасположенностью и особенностями питания. Хотя в Японии рацион считается одним из самых сбалансированных в мире, раньше в него входило очень много солёных продуктов (рыба, маринады и т. д.). Сейчас их потребление упало. Нам бы хорошо перенять этот опыт – солений и солёного мы едим очень много.

Другое важное направление, которое развивают в Японии и ряде других стран, – эрадикация (устранение) хеликобактера. Этот микроорганизм может обитать в желудке и способствовать развитию рака (см. «АиФ» № 30 за 2019 г.). Избавление от него с помощью антибиотиков препятствует развитию рака желудка, тем самым снижая смерт­ность от этой болезни.

Поэтому главные успехи будут достигнуты при раннем выявлении этого рака. Для этого людям с повышенным риском его развития важно проходить скрининг с 30-летнего возраста для раннего выявления хеликобактера или предраковых состояний (атрофический гастрит или полипы). Так надо делать всем, у кого кровные родственники болели раком желудка (особенно если он развивался у них в возрасте до 50 лет). В зоне риска те, кто курит, злоупотребляет алкоголем или солёным или просто неправильно питается, ест мало овощей и фруктов. Всё это – главные факторы риска рака желудка».

aif.ru

известный врач рассказал, почему рак у онколога Андрея Павленко обнаружили так поздно

5 января в Санкт-Петербурге умер Андрей Павленко – знаменитый хирург-онколог, у которого в марте 2018-го обнаружили рак желудка третьей стадии. Такой тяжелый диагноз для многих – в том числе и для самого Андрея Николаевича – стал полной неожиданностью: по его же собственным словам, он не входил ни в какие группы риска, вел здоровый образ жизни и правильно питался. Между тем, отмечают специалисты, случай это хоть и редкий, но, к сожалению, вовсе не уникальный.

Поделиться видео </>

«Я уже умер»: Андрей Павленко - хирург-онколог, который 2 года боролся с раком желудка.Прекрасный врач и идеальный пациент… Андрей Павленко - хирург-онколог, который 2 года боролся с раком желудка. Болезнь оказалась сильнее… Но победила ли она этого мужественного человека?

«НИКТО НЕ МОГ ЭТОГО ПРЕДСКАЗАТЬ»

- Рак – заболевание, которое, как правило, протекает бессимптомно, - рассказывает директор НИИ онкологии имени Петрова, главный внештатный онколог Северо-Западного федерального округа Алексей Беляев. – И когда проявляются какие-то признаки, речь идет уже обычно о третьей-четвертой стадии. Исключения, конечно, возможны: например, опухоль может появиться где-то в узком месте, и тогда человек сразу почувствует какой-то дискомфорт, препятствие. Но в большинстве случаев этого, к сожалению, не происходит, и болезнь остается скрытой.

Андрей Павленко никогда не терял бодрости духа. Даже понимаю всю тяжесть своего диагноза, он ухитрялся шутить и подбадривать родных.Фото: СОЦСЕТИ

Андрею Павленко, отмечает наш собеседник, не повезло столкнуться с одним из самых коварных видов рака. На медицинском языке он называется «низкодифференцированная аденокарцинома» и отличается тем, что быстро начинает распространять метастазы – «раковые клетки» - в другие органы.

- Всему виной, очевидно, какие-то генетические изменения, который, к сожалению, невозможно предсказать, - продолжает Беляев. – Просто на протяжении его жизни в генах копились «ошибки», и в какой-то момент они достигли «критической массы». Обычно это происходит в более зрелом возрасте, уже ближе к старости. Но может случиться и раньше. У меня, например, на глазах умирал от рака толстой кишки – куда менее агрессивного, чем рак желудка - 27-летний парень. Это может прозвучать очень страшно, даже цинично, но Андрею Николаевичу просто не повезло – случилось нечто такое, чего никто не мог предугадать.

Павленко невероятно ценили на работе. Когда из-за химиотерапии у него начали выпадать волосы, восемь его коллег побрились налысо в знак поддержки.Фото: СОЦСЕТИ

«НАХОДЯТ В ОСНОВНОМ СЛУЧАЙНО»

При этом, отмечает эксперт, если бы рак удалось выявить раньше – хотя бы за год, на первой-второй стадии заболевания, можно рассчитывать на излечение или существенно лучший прогноз. На третьей же стадии такая форма рака не оставляет человеку шансов – жизнь больного можно продлить, но спасти уже нельзя. И, ведя свой блог, общаясь с людьми, честно и правдиво рассказывая о течении своей болезни и сложностях, с ним связанных, Андрей Павленко прекрасно это понимал – не мог не понимать.

- Как правило, такой рак у людей обнаруживается случайно, - рассказывает наш собеседник. – То есть, человек сам пришел обследоваться – зачастую, совершенно по другой причине – и врач обнаружил у него опухоль. Но это не значит, что нужно сразу же бежать и обследоваться каждый месяц. Чтобы снизить риск заболеть – именно снизить, исключить его полностью, увы, невозможно - достаточно стараться вести здоровый образ жизни, правильно питаться и «помнить о раке» проходить медицинские профилактические обследования.

На момент смерти Андрею Павленко был всего 41 год.Фото: СОЦСЕТИ

СПРАВКА «КП»

Рак желудка - одно из самых распространенных онкологических заболеваний в России. У мужчин по частоте выявления он занимает третью строчку, у женщин – четвертую. При этом чаще всего у мужчин встречается рак легкого, а у женщин – рак молочных желез.

Посмертное обращение онколога Андрея Павленко.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

ТЕМА ДНЯ в Петербурге. Массовое обследование на онкологию в России не возможно

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Перед смертью обвенчался с женой»: друг онколога Андрея Павленко рассказал о последних днях его жизни

Врач, с марта 2018-го боровшийся с раком желудка, ушел из жизни в окружении семьи. У него осталось трое детей - две дочки и сын (подробности)

«Герой нашего времени»: В Петербурге простились с хирургом-онкологом Андреем Павленко, скончавшимся от рака желудка

Проводить врача в последний путь пришли родные, коллеги, пациенты и те, кто не был знаком с ним лично (подробности)

Знаменитый хирург-онколог Андрей Павленко, который с 2018-го года борется с раком желудка, написал прощальное письмо

По словам мужчины, его внутренний враг оказался сильнее (подробности)

В СПбГУ учредят премию имени умершего онколога Андрея Павленко

Сам врач скончался от рака желудка 5 января 2020 года (подробности)

www.kp.ru

Врач успешно лечит рак пищевой содой

Истинная причина раковых опухолей - разрастание грибка Кандиды. Предположил это итальянский врач онколог Туллио Симончини и, естественно, заимел проблемы, так как открыто начал вылечивать людей по быстрому.

Его преступление заключалось в том, что он понял, что злокачественные опухоли - это разросшийся грибок Кандиды (дрожжеподобный грибок, имеющий паразитарную природу, живет в каждом человеке.

Сильный иммунитет держит Кандиду под контролем, но если организм ослаблен, грибок распространяется по телу и вызывает злокачественные опухоли). 

Симончини считает, что рак и есть разросшийся грибок Кандиды и что традиционное объяснение природы рака совершенно неправильное. Будучи специалистом в области онкологии и метаболических нарушений, он пошёл против традиционных методов «лечения» рака.

Насмотревшись на страдающих людей при так называемом лечении и на умирающих детей от химиотерапии и радиации – понял, что как-то не правильно «лечат» рак, и он начал искать заново причину.

Он обнаружил, что все виды рака проявляли себя одинаково, вне зависимости от того, в каком органе или ткани образовывалась опухоль.

Все злокачественные новообразования были белого цвета - грибок Кандиды – получается так, что это процесс, запускаемый самим организмом для защиты от кандидоза (молочницы)…

Если отталкиваться от этого предположения, то развитие болезни протекает по такому сценарию: грибок Кандиды, обычно контролируемый сильным иммунитетом, начинает размножаться в ослабленном организме и образует своеобразную «колонию».

Когда какой-то орган заражается молочницей, иммунитет пытается защитить его от чужеродного вторжения. Иммунные клетка выстраивают защитный барьер из клеток организма. Именно это традиционная медицина называет раком.

Считается, что распространение метостазов по организму - это расползание «злокачественных» клеток по органам и тканям. Но Симончини утверждает, что метастазы вызваны тем, что грибок кандиды расходится по организму. А грибки могут уничтожить только клетки нормально функционирующего иммунитета. Иммунная система - ключ к выздоровлению.

С каждым годом количество заболевших раком возрастает. Хорошо спланированная война против иммунитета человека становится всё более ожесточенной. Иммунитет ослабляется: продуктами питания, пищевыми добавками, пестицидами и гербицидами, вакцинацией, электромагнитными и микроволновыми технологиями, фармацевтическими препаратами, стрессом современной жизни и т.п.

Дети до двух лет получают около 25 прививок. А ведь в это время иммунитет только формируется! Что отключает иммунитет быстрее всего? Химиотерапия. Добавьте сюда еще радиотерапию. На сегодняшний день - это самые действенные методы по разрушению клеток организма.

Самое современное общепризнанное «лечение» онкологии основывается на постулате (постулат - положение, которое, не будучи доказанным, принимается в силу теоретической или практической необходимости за истинное), что раковые клетки будут убиты раньше, чем здоровые клетки пациента. Ядовитые соединения химиотерапии убивают клетки иммунной системы.

Видео с русскими субтитрами (включайте)

Но Кандида то никуда не девается. Обломки иммунной системы не в состоянии держать под контролем клетки Кандиды. Грибок переселяется в другие органы и ткани. Рак расползается по организму. Те, кто вроде бы как выздоровели после хирургического вмешательства и химиотерапии всего навсего получили «бомбу с часовым механизмом».

Иммунитет разрушен. Появление рецидивов - дело времени. Другими словами: химиотерапия убивает людей, которых якобы должна лечить. Химиотерапия лечит только от инфекционного заболевания, передающегося половым путем и называющимся - жизнь.

Для того, чтобы излечиться от рака, надо укрепить иммунитет, а не ослабить его. Когда Симончини понял, что рак имеет грибковую природу, он начал искать эффективный фунгицид. Но тогда же ему стало ясно, что противогрибковые препараты не работают.

Кандида быстро мутирует и настолько приспосабливается к препарату, что даже начинает им питаться. И осталось только старое, проверенное, дешевое и доступное средство от грибковых - бикарбонат натрия - основной ингредиент ПИЩЕВОЙ СОДЫ.

Почему-то грибок не может адаптироваться к бикарбонату натрия. Пациенты Симончини пьют содовый раствор или бикарбонат натрия вводится непосредственно на опухоль с помощью приспособления, напоминающего эндоскоп (длинная трубка, которую используют для просматривания внутренних органов).

В 1983 году Симончини лечил одного итальянца по имени Геннаро Сангермано, которому врачи предрекали смерть через несколько месяцев от рака легких. Через непродолжительное время этот человек полностью вылечился. Рак исчез. Окрыленный успехом и с другими пациентами, наивный Симончини представил свои данные итальянскому министерству здравоохранения, надеясь, что они начнут клинические исследования и проверят как работает его метод.

Но итальянский медицинский истеблишмент не рассмотрел его исследования и лишил его медицинской лицензии за лечение пациентов лекарствами, которые не были одобрены. Масс-медиа начали кампанию против него, высмеивая его лично и обливая грязью его метод. И скоро попал на три года в тюрьму за то, что якобы «убивал своих пациентов».

Медицинский истеблишмент заявил, что метод лечения онкологических заболеваний с помощью бикарбоната натрия является «бредовым». Это в то время, когда миллионы пациентов умирают мучительной смертью от «проверенной» и «безопасной» химиотерапии, медики продолжают запрещать лечение бикарбонатом натрия.

Спустя время он продолжил свою работу. Сейчас о нём знают понаслышке и благодаря интернету. Этот врач лечит даже самые запущенные случаи онкологии простым и дешевым бикарбонатом натрия. В некоторых случаях процедуры длятся месяцами, а в некоторых (например, при раке груди) - всего несколько дней.

Часто Симончини просто рассказывает людям, что им надо делать по телефону или по электронной почте. Он даже лично не присутствует при лечении и всё равно результат превосходит все ожидания.

Источник: http://ajbolit444.livejournal.com/418172.html

paranormal-news.ru

Проходимцы пытаются заработать на смерти онколога Андрея Павленко

В понедельник, 13 января, в Спасо-Преображенском соборе Санкт-Петербурга прошла панихида по Андрею Павленко — хирургу-онкологу, который скончался 5 января от рака желудка.

Будучи сам тяжелобольным, он в течение двух лет вёл свой интернет-проект, вселяя надежду в других онкобольных, многие из которых, узнав о своём заболевании, опускали руки и готовы были смириться. А Павленко откровенно рассказывал о своей болезни, о том, через что ему приходится проходить, делился схемами лечения и, самое главное, разрушал те мифы, которые мешают бороться за жизнь.

«Мы познакомились с ним незадолго до его кончины, когда он понимал, что его земная жизнь завершается, но в общении с ним не было того ощущения, которое зачастую возникает, когда встречаешь умирающего человека, — чувства трагедии, в земном смысле, страдания, тягости, — рассказал священник собора отец Феодосий. — Это когда и близкие понимают, что уже всё, и сам человек бывает не готов. А вот здесь ничего этого не было. Это даже не просто мужество, а собранность — он сам старался не давать повода для переживаний близким».

13 января в Спасо-Преображенском соборе Санкт-Петербурга прошла панихида по Андрею Павленко — хирургу-онкологу, который скончался 5 января от рака желудка. Фото: Александр Демьянчук / ТАСС   

О страшном диагнозе врач узнал случайно

Андрею Павленко был всего 41 год, и за этот совсем небольшой отрезок жизни он, выпускник Военно-медицинской академии им. Кирова, сумел стать действительно великолепным специалистом в области онкохирургии.

За два десятка лет стажа он успешно провёл порядка двух тысяч операций, спасая жизни людей, в 2018-м его назначили замдиректора Клиники высоких медицинских технологий имени Пирогова СПбГУ. Казалось, вот, новые перспективы и горизонты профессиональной деятельности, но... в этом же году врач узнал, что сам болен раком, причём уже на третьей стадии.

Обнаружилось это, как рассказывал сам Павленко, фактически случайно и стало совершенной неожиданностью для него, специалиста высшей категории: он занимался спортом, вёл активный образ жизни. Его беспокоили проблемы с желудком, он сделал обследование, и выяснилось: беда, шанс на выздоровление всего 5%.

Однако руки хирург не опустил, ведь всё уже случилось, и надо жить дальше. Тогда-то он и завёл свой блог — проект «Жизнь человека», созданный в партнёрстве с сайтом «Такие дела». Фактически это был дневник болезни, в котором Павленко выступал одновременно в качестве и доктора, и пациента.

«Мой шанс только в хорошем эффекте от химиотерапии, — признавал хирург, — и я надеюсь, что выдержу четыре курса, опухоль значимо уменьшится, увеличатся шансы на радикальную операцию и появятся шансы на пятилетнюю выживаемость. Если опухоль отреагирует плохо и лечение будет бесперспективно... Я решил, что тогда откажусь от паллиативной химиотерапии. Я бы хотел максимальное количество времени быть в работоспособном состоянии».

Руки хирург не опустил, ведь всё уже случилось, и надо жить дальше. Фото: страница Андрея Павленко в facebook.com

«Если вы смотрите это видео, значит, я уже умер»

Да, он продолжал при этом работать: делал операции, консультировал, выступал на медицинских конференциях.

Спустя несколько месяцев, после череды курсов химиотерапии, появилась надежда, которую дали результаты томографии: опухоль сильно уменьшилась, болезнь регрессировала. И он решился на удаление желудка, чтобы повысить шансы на стабилизацию.

Через полгода после неё Андрей Павленко утратил возможность практиковать — пальцы, можно сказать главное орудие хирурга, не слушались. Но он заставил себя делать специальные упражнения, чтобы их разработать, и в январе 2019-го хирург вернулся к операционному столу и вновь занимался своей работой. И продолжал вести блог.

В январе 2019-го хирург вернулся к операционному столу и вновь занимался своей работой. Фото: страница Андрея Павленко в facebook.com

В течение первой половины прошлого года казалось, что развитие рака удалось остановить. Однако осенью очередное обследование показало: нет, губительный процесс не просто возобновился, но и ускорился.

1 января уже 2020-го Андрей Павленко после состоявшегося в тот же день венчания с женой Анной, которая всё это время находилась рядом с ним, опубликовал в Facebook пост:

Друзья! Мой жизненный путь завершается! К сожалению, моя болезнь оказалась коварнее, и её развитие за последние 2 месяца не оставило мне шансов! Но я хотел бы сейчас предупредить всех, кто находится на этапе лечения: не опускайте руки! Статистика — вещь упрямая, и у вас даже с моим диагнозом есть шансы на излечение! Просто поверьте в это! Мне просто не повезло.

Спустя четыре дня его не стало.

Одновременно было опубликовано последнее обращение Павленко к подписчикам. Начиналось оно словами: «Если вы смотрите это видео, значит, я уже умер...»

«Но я бы хотел поблагодарить каждого человека, который был со мной и шёл в этот нелёгкий путь от момента диагностики и до самого конца, — сказал Андрей Павленко. — Спасибо за вашу поддержку, за ваши улыбки и за ваши отзывы. Говорят, что человек живёт, пока помнят его имя и живёт его дело. Совместно с моими друзьями мы придумали грант имени Андрея Павленко, который будет финансировать медиапроекты, которые доносят правильную, правдивую и настоящую информацию об онкологических заболеваниях, чтобы облегчить путь и жизнь нашим пациентам».

Андрей Павленко поблагодарил всех, кто был с ним и прошёл нелёгкий путь от момента диагностики и до самого конца. Фото: страница Андрея Павленко в facebook.com

В пику шарлатанам Фонд Павленко будет рассказывать правду о раке

Но вот ведь какая штука: именно на возможностях лечения и исцеления от рака ещё при жизни врача начали спекулировать многочисленные проходимцы, нагло предлагая и ему самому, и его читателям некие псевдометоды борьбы с онкологией.

«Вы бы знали, какую волну негатива я получил от таких лжецелителей, как только начал говорить на такие темы! — рассказывал сам Павленко в одном из интервью. — Какие проклятия пишут на всех моих страницах в соцсетях. Потому что они знают, что их должно смыть в первую очередь, если у нас наладится нормальное информирование по всем вариантам лечения каждого онкологического больного».

Он был уверен, что 95% всех онколокализаций сегодня можно успешно лечить — в нашей стране есть для этого и клиники, и специалисты, и лекарства. Но, отмечал он при этом, для пациента лечение — всегда лотерея, в которой большую роль играют различные факторы: к какому специалисту попадёт человек и правильно ли будет выбрана тактика лечения.

А спекулянты на чужом горе не преминули использовать в своих целях — само собой, прикрываясь желанием «оказать помощь», — именно то, что лично у него не получилось справиться с раком.

И смерть Андрея Павленко, что ещё хуже, стала своеобразным толчком для активизации всех этих деятелей — «знахарей», «целителей» и «специалистов».

«Андрей ушёл, но, может быть, кому-то поможет этот совет из книги NNN, — пишет один. — Кто очищает желудок и принимает воду лития, тот может не думать о раке. Литий лучше впрыскивать в опухоль».

«Лекарство от рака есть — это сода, обычная пищевая сода, если злокачественная опухоль, надо организм насыщать раствором соды», — советует другой, предлагая свой курс «лечения».

Некоторые предлагают вылечить рак раствором соды. Фото: digifoodstock.com / Globallookpress    

«Кроме традиционной медицины, ещё есть нетрадиционная, попробуйте продукцию TTT. Я видела, как этот продукт вернул многих людей к жизни, пожалуйста... Терять уже нечего, используйте все возможности», — убеждает третья.

«Авиационный керосин помогает от рака! — утверждает ещё одна «знахарка». — Знаю двух людей, которые принимали его, одна женщина прожила до 82 лет».

А некоторые, не особо утруждая себя объяснениями, просто публиковали под постами про Андрея Павленко (и после его смерти продолжают) чистую рекламу препаратов: иммуномодуляторов, биологически активных добавок и каких-то «спасительных трав».

«Я действительно хочу помочь, препарат биологический, разработан в Казахстане и находится в стадии тестирования!» — прямо нахваливали они.

(Пунктуация и орфография сохранены. — Прим. Царьграда)

Или вот ещё, примитивно, но умело (орфография и пунктуация намеренно сохранены):

«Свежитесь со мной чем смогу помогу и ещё ты выживешь я почти месинг так и будет», — утверждает очередной шарлатан.

Прицел-то «доброхотов», несмотря на исключительно наглую прямоту, прост и очевиден: онкобольные (и их родственники и близкие) хотят жить и пойдут на всё, на любые испытания, чтобы выздороветь.

Впрочем, есть надежда, что проект Андрея Павленко и его дело будут жить и теперь, когда его не стало: идёт переоформление документов на Фонд Павленко, работа над медиапроектами, рассказывающими правду об онкологии и борьбе с ней.

tsargrad.tv

«За моей борьбой с раком следили тысячи. Я понимал, если что-то пойдет не так — это будет катастрофа»

Андрей, как вы узнали о диагнозе? Можно ли сказать, что ваша врачебная практика позволила легче его принять?

С момента первых болей в животе до постановки диагноза прошло полгода. Я не думал, что симптомы могут указывать на рак желудка, — мне было тридцать девять лет, это достаточно ранний возраст для такого заболевания. Однако исследования показали, что у меня не гастрит или язва, заработанные в командировках, а низкодифференцированная аденокарцинома в третьей стадии. Наверное, услышать диагноз было в какой-то степени легче, чем рядовому пациенту, — все же как хирург-онколог я сталкивался с болезнью каждый день, хотя никогда себя к ней не готовил. В первые секунды тело пронзила горячая волна и возник тремор. Куда большие переживания ждали меня в течение последовавшего года. Вообще, на каждом новом этапе борьбы с болезнью, даже после успешно проведенной операции, возникают свои сложности — к этому нужно быть готовым всем пациентам.

Почти сразу после постановки диагноза был запущен проект «Жизнь человека» (cancer.takiedela.ru) — по сути, реалити-шоу о вашей борьбе с болезнью. Сейчас там 14 подкастов, 7 видеоэпизодов и много познавательной информации для пациентов. Для чего вы позволили оператору присутствовать на сеансах химиотерапии?

Медиапортал о борьбе с раком был создан в первую очередь, чтобы дать пациентам дефицитную информацию. На своем примере я решил рассказывать о выборе схемы лечения, об осложнениях во время химиотерапии, сейчас — о том, как жить на этапе реабилитации. Человек, заболевший раком в России, не знает, куда ему идти и что делать. Часто он не получает грамотной информации от врача даже перед операцией. Подобные блоги ведут пациенты, но личного опыта медика, тем более онколога, который сам лечил рак, — такого еще не было. Только в первую неделю нам пришло полторы тысяч писем на почту, сейчас это число измеряется сотней тысяч. За этот год у меня появилось несколько больных, которых я провел заочно от предоперационного момента до этапа почти полного восстановления. Некоторые пациенты, которым в клиниках даже не рассказывали о возможностях комбинированного лечения рака (химиотерапия плюс операция), теперь приходят к лечащему врачу и говорят: «Мне, пожалуйста, схему лечения как у Павленко».

Правда, что среди этих писем были и те, в которых вам давали неожиданные советы по лечению — например, рекомендовали попробовать яд лягушки?

Да, мне по-прежнему пишут письма и комментарии в духе: «Дурачок, зачем ты прошел через химиотерапию и позволил удалить себе желудок?! Обратись к природе и пойми, что губишь себя и тысячи людей своим примером». К сожалению, множество людей пытаются заработать на альтернативных методах лечения рака и страхах людей перед этой болезнью. И множество пациентов оказываются готовы верить в чистку лимфы, крови и энергетики.

www.sobaka.ru

12 мифов официальной онкологии

Экология познания: Здоровье: Современная онкология — это многомиллиардный бизнес, который заинтересован не только в сохранении своей успешной бизнес формулы и прибылей, но и всячески старается их преувеличить.

Современная онкология — это многомиллиардный бизнес, который заинтересован не только в сохранении своей успешной бизнес формулы и прибылей, но и всячески старается их преувеличить.

Мало, кто знает, что самая большая часть затрат Фармацевтических корпораций — это реклама и лоббирование своих интересов, а вовсе не новые исследования. И даже новые исследования не направлены на избавление больных от недугов, а лишь на симптоматическое лечение и поддержание их болезненного состояния.

 

Помните, как в том анекдоте, который я называю притчей потому, что в нем больше истинны, чем шутки.-Сын стоматолог прибегает к отцу стоматологу и хвастается: " Отец, помнишь того больного, которого ты лечил много много лет? Так вот, я его вылечил за 3 дня!"  Отец говорит: «Дурак ты сын. Этот больной лечась все эти годы заплатил за твое обучение, твою свадьбу и твой дом!» 

Каким же образом, официальной онкологии удается делать так, что подавляющее большинство больных раком пользуется тремя калечащими и неэффективными методами лечения: химиотерапией, лучевой терапией и хирургией? Мед. истеблишмент использует несколько инструментов для убеждения людей, в том, что нет альтернативы этим методам.

Это и дискредитация и замалчивание альтернативных методов лечения рака, это фальсификация данных научных исследований, оказание давления на специалистов практикующих натуральные методы лечения и конечно самореклама — облагораживание своего имиджа. Однако самым важным моментом, который играет решающую роль в принятии больными решения подвергаться этим средневековым по жестокости методам лечения, являются мифы на которых держится современная онкология. Эти мифы постоянно циркулируют в прессе, на телевидении, они представлены как «библейские заповеди» в учебных пособиях. Они настолько эффективны в своей убедительности, что большинство людей не будет принимать никаких фактов против них, а будут рьяно отстаивать официальную версию или точнее какой-то из мифов.

Самое интересное, что если ваше сознание открыто новой информации, или вы способны разрушить стену построенную этими мифами в вашем сознании, то всего несколько вечеров исследования темы в интернете, не оставит вам никаких сомнений в том, что это именно мифы — не подтвержденные ни наукой, ни практикой.Я сделал небольшую подборку самых на мой взгляд широко распространенных мифов с короткими комментариями, чтобы не делать статью очень громоздкой. Любой заинтересованный читатель может найти более детальную информацию в интернете.

Позволю себе дать следующий совет, для начинающих исследователей этой не простой и эмоциональной темы. Обращайте внимание на источники информации! Не ищите опровержения моей точки зрения в официальных источниках или массмедиа. Конечно же вы их там найдете в избытке.

Эти мифы очень тщательно поддерживаются псевдонаучными фактами или просто безапелляционными заявлениями заслуженных онкологов и других специалистов, статьями в популярны журналах и газетах, передачах на телевидении, телесериалах и т.д. Википедия тоже давно перестала быть независимым источником и имеет тысячи проплаченных истеблишментом авторов, продвигающих его версию реальности. Попробуйте докопаться до причин создания этих мифов и мотивов их сочинителей.

Обратите внимание на то, куда ведет денежных след, так как очень часто тот кто платит — получает желаемые для него результаты. Изучайте научные работы из первых источников и вы удивитесь как часто интерпретация их результатов в прессе, даже научной, отличается от оригинала. Также очень интересным источником информации являются статьи и книги настоящих или бывших сотрудников мед. истеблишмента, вскрывающих всю «кухню» на которой создаются эти мифы.

Ниже я привожу перечень мифов на которых держится современная онкология. Существует масса доказательств в науке и практике, что это именно мифы. По объему этой информации и ее важности тема этих мифов достойна книги. Я же ограничусь короткими комментариями, надеясь зародить сомнение в читателе и побудить его на собственное исследование этого важного вопроса, которых так многих из нас может коснуться.

Миф 1. Чем раньше обратиться к онкологу, тем больше шанс на выздоровление

Факт: за последние 30 лет смертность от рака практически не уменьшилась. В тоже время увеличилось количество больных раком и рак значительно помолодел. В некоторых Западных странах рак вышел на первое место по смертности у детей, обогнав несчастные случаи. Более ранний приход к онкологу увеличивает период лечения и соответственно прибыль фармацевтическим концернам и мед. истеблишменту. Также, ранний приход к онкологу увеличивает значительно вероятность неправильного диагноза. Даже если диагноз правильный, то исключается возможность самоисцеления организма, так как его иммунная система, система выводящая токсины, пищеварительная и кроветворная системы будут серьезно подорваны агрессивным и калечащим лечением.

Любой патологоанатом вам скажет, что у более чем 50% больных старше 40 лет, умерших от различных причин (кроме рака) при вскрытии находят различные опухоли как на стадии роста так и на стадии регресса. Факт: опухоль — защитная реакция организма на токсичность и нехватку питательных веществ (Стресс тоже играет важную роль). Очень часто организм справляется сам и мы даже не узнаем об этом. Если же в такой момент делается обследование и находится опухоль, то вам настоятельно предложат сделать агрессивное лечение, которое само по себе канцерогенное и которое отнимет у вашего организма все защитные и компенсаторные возможности борьбы с раком.

Миф 2. Благодаря достижениям медицины больные сегодня дольше живут с диагнозом рак

Факт: Увеличение продолжительности жизни больного раком достигается не за счет более новых лекарств и методов лечения, а за счет более ранней диагностики и более раннего начала лечения. Это значит, что больной просто теперь дольше лечится. Учитывая, что смертность от рака не уменьшилась, то вероятность смерти больного при агрессивном раке остается такой же, даже при более ранней его диагностике. При этом как уже упоминалось выше, шансы больного на излечение значительно уменьшаются из-за ущерба нанесенного организму калечащим лечением. Также вероятность малигнизации доброкачественных или медленно развивающихся раков после такого агрессивного лечения значительно возрастает. Качество жизни также значительно уменьшается. Мы все знаем как выглядит больной после химиотерапии, хирургическом вырезании органов или после курса облучения.

Миф 3. Серьезную болезнь как рак нужно лечить только сильными, пусть и токсичными препаратами.

Эти препараты способны создать только крупные фармацевтические компании у которых есть соответствующих финансовый и научный ресурс. Травы, диета, сода и т.д. — все бред. Люди излечившиеся этими методами либо лгуны, либо были неправильно диагностированы. Также иногда официальное лечение может иметь замедленное действие (на месяцы и годы и только при условии применения альтернативных методов. Сарказм автора)

Факт: Успех химиотерапии в среднем 2,2% (журнал «Клиническая Онкология». Австралия. 2004 г.) Эффект от ее применения на организм -катастрофический.

Большинство химиотерапевтических препаратов являются известными канцерогенами, т.е сами вызывают вторичные раки.Вот небольшая статистика успеха применения некоторых альтернативных натуральных методов лечения рака: Диета Будвиг (основные компоненты: творог + льняное масло)- 90% Гипердозы витамина С (метод Линуса Паллинга) — 80%Метаболический метод д-ра Келли (ныне практикуемый д-ром Гонсалесом) 90%Виноградная диета Брандт — 95% Протокол Герсона — 90%Другие методы: Хлорид цезия, эсиак чай, электромагнитные и волновые приборы Райфа, Бекка, Кларк, протокол Билла Хендерсона, антинеопластоны Бржезинского, витамин В17, и еще десятки широко применяемых методов и сотни менее известных имеют процент успеха выше 50%.

(Следует отметить, что лечение должно быть комплексное. включающее детоксикацию организма и микросреды, диету, физ. активность, снятие или уменьшение стресса, восстановление иммунной системы, противоопухолевые натуральные препараты, антимикробное лечение, восстановление PH, оксигенацию тканей).К сожалению, эти проценты уменьшаются в среднем в 2 раза если больной обратился к ним после прохождения официального онколечениния (особенно химиотерапии). и даже после этого они все равно остаются гораздо более успешными чем официальная тройка: химиотерапия, лучевая терапия и хирургия, при этом не оставляя после себя постоянного повреждения организму.Все эти препараты или методы объединяет

3 важных момента:

1) они либо натуральные и не могут быть запатентованы фарм. компаниями и тем самым не позволяют контролировать рынок.

2) они излечивают рак, тем самым убирая главный фактор принуждения больных к официальному лечению, которым является страх. Излечивание (а не лечение рака химиотерапией, лучевой терапией и хирургией) разрушит бизнес формулу онкоиндустрии.

3) все эти препараты и методы — не токсичны, а значит не будут требовать дополнительного лечения симптомов вызванных токсичным и разрушительным для организма официальным лечением.

Миф 4. Сегодня медицина вылечивает до 50% больных раком (показатели по США)

Факт: Ни у одного из самых опасных видов рака не удалось понизить смертность за последние 30 лет. Каким же образом официальная медицина оправдывает такой успех своего лечения? Вот механизм из чего эта цифра формируется:

1) самый больший киллер из раков — мелкоклеточный рак легкого не учитывается в общей статистике смертности от рака.

2) не учитываются цифры целой этнической группы- афроамериканцев, у которых самые высокие из других этнических групп показатели заболеваемости и смертности от рака.

3) у самых часто встречающихся видов рака: рака груди, рака простаты, рака щитовидной железы — вероятность неправильного диагноза от 30% до 80% (!!!). Маммография и PSA очень не точные обследования. Из этого следует, что если здоровый «раковый» больной пережил агрессивное лечение, то он повышает показатели успеха официальной онкологи.

4) Некоторые часто встречающиеся состояния простаты, молочной железы (инкапсулированная карцинома протока) и щитовидной железы считаются раковыми или предраковыми и лечатся агрессивно (химиотерапия, лучевая терапия, хирургия).

Основная масса этих состояний — бессимптомная и не вызывает беспокойств. Многие ученые и врачи требуют переклассификации этих состояний в простые гиперплазии и прекращения использования агрессивного радикального подхода к их лечению. Эти «больные» тоже если переживают это лечение, то увеличивают % излечившихся. Налицо явная подтасовка цифр для убеждения людей в эффективности традиционной тройки лечения.

Миф 5. Если нашли опухоль и поставили диагноз рак любой степени, то у болезни есть только один путь — дальнейшего роста и прогресса если не будет лечения.

Факт: Более половины опухолей появляются и исчезают бессимптомно. Многие опухоли находятся в теле человека десятилетиями не проявляя какой либо симптоматики и эти люди потом умирают от других причин. Опухоли растут годами и десятилетиями, пока некоторые из них не проявят себя. Теперь представьте себе, если такая «спящая» или медленно-растущая опухоль подвергается агрессивному лечению. Bаш иммунитет, единственная естественная защита сдерживающая рост опухоли, будет практически уничтожена.

Детоксикационные функции печени и почек значительно уменьшены. Соотношение стволовых раковых клеток в опухоли к более дифференцированным будет сдвинуто в сторону стволовых, так как стволовые клетки рака переживают химию и облучение, а менее малигнизированные дифференцированные клетки погибают. Таким образом происходит значительная малигнизация опухоли. Именно поэтому, когда болезнь возвращается, после псевдоудачного официального лечения, то она всегда проявляет себя агрессивнее.

Оксигенация тканей будет значительно уменьшена из-за резкого закисления организма и удара по кроветворению из-за химиотерапии или облучения. Способность организма получать питательные вещества будет значительно уменьшена в связи с тем, что микробиом кишечника и его эпителий сильно пострадает. Все это приводит к малигнизации и более агрессивному течению болезни на фоне сильно ослабленного организма.

Поэтому, как говорят некоторые честные онкологи — бессимптомную опухоль не надо трогать и тогда она может пройти сама, остаться бессимптомной до смерти человека от других причин в старости или даже в случае малигнизации в будущем, даст больному больше времени если будет оставлена без лечения, чем на фоне агрессивного лечения и ослабления организма. Развитие опухоли совсем не линейное: после обнаружения она может расти и малигнизироваться (если не изменить образ жизни и восприятия реальности), может регрессировать и исчезнуть, а может инкапсулироваться на многие годы и десятилетия никак не отражаясь на здоровье до естественной смерти человека в старости от других причин.

Миф 6. Опухоль — это и есть рак. Убрать опухоль — значит выздороветь

Факт: Опухоль является симптомом ракового процесса в организма. Раковый процесс вызывается ослаблением иммунной системы, которая в норме сдерживает его развитие. Сбой иммунной системы в свою очередь вызывается токсичностью организма и/или нехваткой питания тканей (не путать с нехваткой еды). Облучение, ЭМП (электро магнитные поля) и стресс также являются сильными факторами в развитии ракового процесса и угнетения иммунной системы.

Для выздоровления ракового больного необходимо устранить по возможности все факторы вызывающие рак, сделать детоксикацию организма и окружающей микросреды, изменить диету и принимать пищевые добавки для снабжения тканей организма всем необходимым, принимать иммуностимуляторы, работать над изменением образа жизни и уменьшением стресса. Устранение опухоли одним или комбинацией традиционных методов (химия, облучение, хирургия) не только не остановит раковый процесс в организме, но и усугубит его многократно.

Миф 7. Рак — это мутация в нашей ДНК, поэтому может поразить любого: больного и здорового, богатого и бедного, старого и молодого. Факторы внешней среды хоть и играют роль в образовании рака, но очень ограниченную (в основном алкоголь и курение).

Факт: Многие ученые, врачи и исследователи (кто не на зарплате у Биг Фармы), считают, что рак зависит от внешних факторов и образа жизни на 95-98%. Наше питание, поведение, восприятие реальности, условия жизни, экология — все это влияет на выражение (работу) наших генов.

Как сказал основатель Эпигенетики Брюс Липтон: "в тот момент как вы поменяли свое восприятие — вы переписали биохимию своего организма". Т.е. мы можем активно влиять на то, как наши гены работают, на то здоровый ли у нас организм или забит токсинами и ослаблен. В последнем случае на клеточном уровне происходит ряд изменений: изменяется пропускная способность мембраны клетки, меняется ее ph, падает процесс оксигенации и производства энергетических молекул АТФ, в клетку проникают микробы и вирусы. Клетке грозит смерть. Как следствие всего этого в ней включается древний эволюционный механизм и вместо неминуемой смерти клетка переходит на гликолиз — бескислородное расщепление глюкозы для производства энергии необходимой для жизни.

Происходит и ряд других изменений в жизни клетки и ее взаимодействии с окружающей средой, вызванный включением генетической программы. Именно поэтому, раковые клетки любой локализации проходят через одни и те же изменения и показывают те же свойства. Так вот медицина указывает не эти генетические изменения как на внезапную, необъяснимую мутацию ДНК в клетке и замалчивает причины, по которым происходит включение этой древней программы являющейся по сути компенсаторной.

Медицине нужно привить нам фаталистическое отношение к раку. Мол может произойти с каждым и ничего тут не поделаешь кроме того, что опухоль теперь надо резать, травить или сжигать (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия), так как мутация ДНК сама не исчезнет. На самом же деле механизм включения этой программы -обратимый. Это доказал еще в 1932 г. Отто Варбург, получивший за это Нобелевскую премию.

При благоприятном изменении условий в которых живет клетка, увеличении поступления в нее кислорода и восстановлению ее ph, эта эволюционная защитная программа клетки прекращает свою работу и клетка восстанавливает свои нормальные биологические функции. Однако это не устраивает официальную медицину. Рака должны бояться и верить, что кроме устранения раковых клеток (опухоли) агрессивными, токсичными методами лечения ничего сделать больше нельзя.

Миф 8. Нет абсолютно никаких научных подтверждений того, что альтернативные, натуральные методы лечения рака работают.

Факт: Существует множество таких научных работ, где доказана эффективность того или иного альтернативного метода. По не случайному умолчанию масс медиа игнорирует их, а медицинские журналы часто отказываются печатать (из-за давления Биг Фармы, которая платит за рекламу, а также может оказать другие формы давления). Эти научные работы показывают, что натуральные вещества как например куркумин действуют на раковую клетку в тысячи раз сильнее чем химиотерапевтические препараты, причем действуют избирательно на раковые клетки и не вызывают абсолютно никакой токсичности.

Много исследованией на тему Canabis Sativa, и его производного ТКМ (тетраканабиноидное масло), которые показывают что определенные «неизлечимые» виды рака успешно лечатся тем, что в народе называют марихуаной. Можно найти научные работы по сотням растений, грибов и других натуральных веществ, которые лечат рак.

Существует веб сайт:www.greenmedinfo.com, в котором группа ученых и исследователей выставляют подобные научные работы. В их архиве уже более 25 тысяч работ утверждающих преимущество натуральных средств над фармакологическими и большая часть их относится к противораковым. Здесь необходимо напомнить, что натуральные средства не могут быть запатентованы и таким образом их применение нельзя контролировать. Также важным моментом является то, что процесс лиценцирования препарата стоит на сегодня несколько сот миллионов долларов, что является барьером для небольших независимых организаций и компаний.

Крупный фарм. бизнес же не заинтересован платить такие деньги без возможности их вернуть и заработать на этом (чего нельзя сделать без патента).Все же некоторые научные работы попадали в масс медиа и вызывали большой ажиотаж, после которого включалась деструктивная машина мед. истеблишмента. Проплачивались новые исследования с заведомо предсказуемым результатом, после чего утверждалось, что доказательства были не убедительными, так как результаты исследований были разными.

Другие исследования объявлялись ошибочными или на ученых оказывалось давление и работы прекращались. Часто бывали случаи научного подлога. Так при исследованиях Лаэтрила, или витамина В17, который обладал сильным антиконцерогенным действием, сначала не были соблюдены условия эксперимента и Лаэтрил давали не очищенный и в гораздо более низких дозировках, а в конце, когда результаты все же показали значительное уменьшение опухолей у подопытных крыс, то ставленники мед. истеблишмента Мак-Фарланд и Гарланд написали заключение, которое абсолютно противоречило результатам исследования.

Именно это заключение, которое является просто ложью с тех пор цитируют защитники официальных методов лечения, когда речь заходит о Лаэтриле. Кстати несколько альтернативных клиник в Мексике и Германии продолжают успешно лечить рак этим препаратом.

Похожей участи постигли исследования других противораковых натуральных препаратов: хлорида цезия, гидразида сульфата, гипердоз витамина С и др. Очень интересной книгой, раскрывающей глаза на псевдонаучность современной медицины, является книга Бена Голдайкерa «Плохая Фармакология» (Ben Goldacre, Bad Pharma). Очень интересную книгу предлагает Ральф Мосс Индустрия Рака (Ralf Moss. Cancer Industry), который работал в институте исследования рака в США — Слоан Кеттеринг и был сведетелем научных подлогов и блокирования успешных методов лечения рака самым известным в мире учреждением по борьбе с раком.

Миф 9. После постановки диагноза рак, необходимо срочно начать лечение. Время терять нельзя.

Факт: Опухоль растет годами и обычно проходит много лет до того, как она проявится какой-то симптоматикой. На этом фоне совершенно неоправдано требовать начало лечения скажем в понедельник, если диагноз поставлен в предшествующую пятницу. При этом онкологи нагнетают страх, который охватывает пациента и парализует его. Таким образом, он легче соглашается на калечащие виды лечения, которые онколог ему предлагает. Самой частой страшилкой является угроза метастазирования, поэтому рекомендуется незамедлительное лечение.

Однако нет никаких научных работ показывающих на каком именно этапе роста опухоли происходит метастазирование. Когда опухоль становится видной на КТ или МРТ, она уже состоит из миллиардов клеток и как упоминалось выше она росла годами. Поэтому, нет никакой гарантии, что метастазирование еще не началось, как и нет оправданнного риска, что оно начнется в считанные часы или дни до начала лечения. Больной может спокойно собраться с мыслями, исследовать эту тему и сделать информированный выбор метода лечения.

Миф 10. Поголовная обязательная маммография спасает жизни помогая установить диагноз рака на более ранней стадии. (тоже относится к тесту PSA при подозрении на рак простаты).

Факт: За 30 лет массовой маммографии смертность от рака груди не уменьшилась. Таким образом женщины от этого ничего не выигрывают. С другой стороны маммография является канцерогенной процедурой и с каждым обследованием увеличивает риск рака на 2% (за 10-20 лет ежегодной маммографии — это уже 20-40%(!!!)).

Но это не единственная опасность. С каждым обследованием увеличивается риск неправильного диагноза или «преддиагноза» когда не раковое состояние считается предраковым или раковым и лечится агрессивно канцерогенными химиотерапией и лучевой терапией, тем самым нанося непоправимый ущерб здоровью. В последнее время на западе появилось новое сумасшествие, когда профилактически женщины идут на двойную мастэктомию и/или удаление яичников.

Объясняется это плохой наследственностью или наличием «ракового» гена. При этом сторонники этого метода, которым могла бы позавидовать испанская инквизиция утаивают тот факт, что так называемая наследственность как правило обуславливается наличием тех же условий жизни, а значит тех же факторов приводящих к раку. Также замалчивается, что эпигенетика уже доказала, что на гены можно успешно воздействовать изменением условий жизни, особенно диеты. Таким образом, радикальное изменение образа жизни и питания для женщин у которых обнаружили ген рака груди BRCA1 и BRCA2 — будет несомненно более благоприятным выбором, чем радикальная двойная мастэктомия. Однако такие советы врачи онкологи не дают.Гораздо более точными методами ранней диагностики рака молочной железы являются термография и УЗИ, хотя они тоже несут в себе опасноcть «передиагностики».

Миф 11. Многие больные раком начинают лечиться народными методами и упускают время. Когда такие больные затем обращаются к онкологам, то те уже не успевают ничего сделать.

Факт: Подавляющее большинство больных проходит традиционную тройку официальной онкологии. Меньшинство больных одновременно с этими методами начинают лечение еще каким нибудь альтернативным натуральным методом (часто называемым народным, что не совсем точно.

Наряду с народными существуют методы разработанные учеными и врачами, но не принимаемые на вооружение мед. истеблишментом по причинам не связанным с интересами больных).

Лишь единицы, к сожалению, получив диагноз рак отказываются от официального лечения и лечатся сами. Учитывая тот факт, что онкология не может уменьшить смертность от рака при раннем обращении (см. выше Миф 1) — подобное утверждение является именно мифом и ничем другим. Это страшилка придуманная для отпугивания больных от гораздо более успешных альтернатив, а также оправдание крайне низкого успеха официального лечения.Очень интересной является реакция врачей онкологов на успешные случаи излечения именно натуральными альтернативами.

Здесь они используют 2 стандартных аргумента:

1) диагноз был поставлен не правильно. Причем подавляющее большинство таких излечившихся счастливчиков было продиагностировано в больницах онкологами и пролечено всеми традиционными методами, после чего больные были отпущены домой умирать.

2) Успех объясняется замедленным действием официального лечения. При этом умными специалистами по онкологии забывается тот факт, что химиотерапия выводится из организма в течении нескольких дней, оставляя надолго или навсегда повреждения множественным органам.

Миф 12. Огромные средства выделяются ежегодно на борьбу с раком. Много средств жертвуется в крупные благотворительные общества, которые заняты борьбой с этой болезнью. Победа над раком не за горами. Она в недалеком будущем.

Факт: Самой большой частью расхода фармацевтических концернов и мед. истеблишмента является вовсе не работа над поиском новых методов лечения рака. Большая часть идет на пиар и рекламу новых препаратов. Существенная часть средств идет на необъявленную, но очень эффективную войну с альтернативами официальной тройке лечения. Это делается для сохранения контроля над лечением рака и таким образом сохранением бизнес формулы онкологической индустрии. Интересным фактом является то, что руководителями крупнейших Американских и Английских благотворительных противораковых организаций являются бывшие крупные административные работники фармацевтических корпораций с которыми они продолжают работать в тесной кооперации. Это явление называется «политикой вращающихся дверей» — когда чиновники поработав в регуляторных институтах или в крупных благотворительных организациях, потом приглашаются на высокие посты в фармацевтические корпорации и наоборот — для принятия необходимых для бизнеса решений регуляторными институтами типа ФДА (Фуд анд Драгс Администрэйшн в США), высокопоставленные работники и акционеры из Биг Фармы идут работать на высокие посты в ФДА или председателями благотворительных организаций.

Именно поэтому в принятии решений этих организаций интересы людей абсолютно не учитываются, а направлены на сохранение контроля и сохранением прибылей. Именно поэтому исследование новых препаратов, на которые идет часть собранных денег, представляет собой тупиковое направление, так как современная онкология не только не заинтересована в победе над раком, но также использует неправильную концепцию этиологии и лечения рака (помните — опухоль — это и есть рак).

Поэтому главным объяснением причин такой некомпетентности медицинской науки (см. Биг Фармы, которая контролирует медицину) является не недостаток средств на научные исследования и не коварность болезни, а не желание «убить курицу несущую золотые яйца».

Чем больше людей будет понимать, что на этих мифах стоит современная онкология, тем больше людей будет искать информацию, которая может им помочь в профилактике и лечении рака. Благодаря этим мифам официальная онкология поддерживает неоправданный страх у людей, что лишает их возможности объективной оценки ситуации и того, что к ней привело.

Агрессивное лечение которое получают больные раком убивает не только их организм, но часто и волю к жизни. Такие податливые больные полностью доверяют онкологам, которых просто не учили как излечивать рак. Онкологов учили как нужно лечить рак химиотерапией, лучевой терапией и хирургией. А это далеко не одно и тоже.

Из этого следует, что больному раком не следует доверять официальной онкологии, которая является бизнес индустрией и которая за несколько десятков лет не справилась с проблемой рака. По факту, все показатели (истинные, а не мифические) только ухудшаются: рак молодеет, им заболевают чаще (теперь каждый 2 мужчина и каждая 3-я женщина в США), а смертность не уменьшается. Самое разумное для больного — это взять ответственность за свое здоровье. Какой бы локализации или стадии не был диагноз рака, но у больного всегда будет несколько вечеров для изучения этой темы и принятия информированного решения о виде лечения.опубликовано econet.ru

Автор: Борис Гринблат

econet.ru

50% людей с раком полости рта на работу ходят, а к врачам – нет

Чрезмерное употребление алкоголя и многолетнее курение влекут за собой не менее опасную беду – онкологию ротовой полости и гортани. На ранних этапах недуг хорошо лечится, но запущенные случаи – частая причина инвалидизации и быстрых летальных исходов. Как распознать болезнь на ранней стадии, опасен ли ком в горле и какая новая тенденция грозит женскому здоровью, «Комсомолке» рассказал онколог-хирург Александр Геннадьевич Жуковец.

- Есть проблема и с подготовкой отдельных врачей. Если врач пропустил опухоль ротовой полости – это двойная беда, потому что не заметить ее нельзя.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

ДОСЬЕ «КП»

Александр Геннадьевич ЖУКОВЕЦ – кандидат медицинских наук, онколог-хирург высшей категории. Заведующий кафедрой онкологии БелМАПО. Член Белорусского общества онкологов, Международной федерации специалистов по опухолям головы и шеи (IFHNOS), Российского партнерства специалистов по опухолям головы и шеи (RPHNOS). Автор и соавтор более 300 научных публикаций, 16 инструкций по применению, 15 изобретений и патентов.

- Александр Геннадьевич, белорусов-мужчин все чаще пугают раком легкого, женщин – раком молочной железы. С чем обращаются к вам?

- В РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Александрова, который является клинической базой кафедры, обращаются со всеми видами опухолей. Однако если говорить об опухолях головы и шеи, это рак языка, щек, дна ротовой полости, глотки и гортани.

- Если женщины будут и дальше перенимать вредные привычки мужчин, – количество онкологических заболеваний, в том числе и слизистой оболочки ротовой полости увеличится.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Только в 2015 году белорусам поставили 1500 онкологических диагнозов этих органов, рак гортани – еще 670 случаев. Опухоли этих органов в общей массе онкологических диагнозов составляют около 5%.

К сожалению, 1-я и 2-я стадии – а это опухоли до двух и четырех сантиметров соответственно - в том же 2015 году выявлены только у 30% пациентов, у 70% - 3-4 стадии. Рак гортани на начальной стадии выявлен почти у половины пациентов – там жалоб больше: сложнее дышать, развивается осиплость голоса – это побуждает обратиться к врачу пораньше. Притом, что осмотр ротовой полости проще, чем осмотр гортани.

- Осиплость побуждает обратиться к врачу, а двухсантиметровая штука во рту - нет?!

- Дело в образе жизни многих пациентов. Заболеваемость раком слизистой оболочки ротовой полости в несколько раз выше у курящих и пьющих, которые даже к стоматологам ходят только в том случае, если сильно заболит.

Есть такой показатель – одногодичная летальность, он означает, что пациент умер в том же году, в котором обратился к врачу. В 2015 году для пациентов с раком слизистой оболочки ротовой полости он составлял 37%, с раком гортани – 20%.

Женщины болеют редко: на 10 мужчин примерно одна женщина. Среди пациентов-мужчин 95% - это длительно и очень много курящие люди. Из них примерно половина злоупотребляет алкоголем. Спирт сам по себе не является канцерогеном, но он способствует всасыванию в организм канцерогенов из сигаретного дыма.

- Многие из тех, у кого развился рак слизистой оболочки ротовой полости, за компьютерами вообще никогда в жизни не сидели.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Есть проблема с подготовкой отдельных врачей»

- Пик заболеваемости приходится на 60-65 лет, но половина всех заболевших – люди трудоспособного возраста. То есть 50% людей с раком слизистой оболочки ротовой полости на работу ходят, а к врачам – нет.

Правда, есть проблема и с подготовкой отдельных врачей. Если врач пропустил опухоль ротовой полости – это двойная беда, потому что не заметить ее нельзя.

Мы несколько раз в год проводим семинары с врачами-стоматологами и лор-врачами, подвижки есть, но глобально ситуация пока не меняется. На кафедре онкологии БелМАПО начали проводить специальные курсы по ранней диагностике и лечению рака головы и шеи.

- Женщины болеют теми же опухолями головы и шеи, что и мужчины, просто в разы реже.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Многие бьют в колокола, утверждая, что рак молодеет.

- Что касается опухолей головы-шеи, как такового омоложения не происходит, основная масса наших пациентов – люди после 50 лет. Здесь хорошо известны причины: табакокурение, злоупотребление алкоголем, в меньшей степени - вирус папилломы человека, плюс хроническая травма слизистой оболочки нелечеными зубами, плохими коронками. Хотя сама по себе бактериальная инфекция к развитию рака слизистой оболочки ротовой полости отношения не имеет.

- Есть те, кто боится излучения компьютеров…

- Все это можно изучать, но многие из тех, у кого развился рак слизистой оболочки ротовой полости, за компьютерами вообще никогда в жизни не сидели. Самая высокая заболеваемость данным видом рака - в Индии, где распространено жевание смесей с листьями бетеля, который отнесен ВОЗ к канцерогенным факторам.

Соотношение заболеваемости-смертности у нас лучше, чем в России и Украине. Тем не менее заболеваемость растет, мы потихоньку входим в группу стран с высоким риском развития рака слизистой оболочки ротовой полости.

Очень важна ранняя диагностика: какую бы хорошую операцию мы ни сделали, если случай запущенный - шансы на выздоровление резко уменьшаются.

У меня был случай, когда парень лет 30-ти обратился в поликлинику с образованием на щеке. Сделали биопсию – доброкачественное. Растет - сделали вторую. Его путь к нам длился месяца три, приехал, когда опухоль занимала уже всю щеку, сантиметров восемь была, как изъязвленный гриб. Мы все красиво удалили, микрохирургически переместили лоскут с другой части его тела, провели лучевую терапию. И хоть на момент его обращения к нам метастаз не было, через год после операции парень погиб - опухоль оказалась слишком большой...

- Очень важна ранняя диагностика: какую бы хорошую операцию мы ни сделали, если случай запущенный - шансы на выздоровление резко уменьшаются.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Пациенты часто обращаются, когда уже не могут ни есть, ни пить»

- Правда, что после таких операций часто показаны пластические операции?

- Пластика при необходимости у нас выполняется всем пациентам. Все, что делают за рубежом, выполняют и у нас. Ставим протезы, делаем реконструкцию нижней челюсти с использованием донорской и собственной кости.

Мы проводим и органосохраняющие операции, когда удаляется лишь пораженная часть органа. Например, при небольшой опухоли языка, гортани. Человек потом нормально разговаривает, кушает.

Если операция может серьезно нарушить функцию глотания, жевания и речи, мы выполняем пластическое устранение анатомических дефектов – перемещаем лоскуты из другой части тела пациента или используем пластику местными тканями.

В РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Александрова проводятся и международные исследования, в том числе и при опухолях слизистой оболочки ротовой полости. Как правило, эти исследования финансируют зарубежные компании, и их вполне удовлетворяет уровень подготовки специалистов и имеющееся оборудование, притом, что требования к белорусским врачам-исследователям у них такие же, как и к американским.

- Многие пациенты отказываются от лечения?

- В 2015-м году отказалось от лечения 1,3% пациентов с опухолями головы и шеи. Но если пациент откажется в этом году – все равно придет в следующем, а что мы сможем тогда сделать? Часто такие пациенты обращаются, когда уже не могут ни есть, ни пить.

По Закону о здравоохранении мы не должны скрывать диагноз от пациента, он ведь может и в суд подать. В СССР щадили психику, в беседе с пациентом не звучало слово рак, тогда как в США и Европе всегда говорили прямо – там многое завязано на финансовых и юридических моментах.

Но ведь у нас и сейчас не обязательно говорить прямо, можно сказать про опухоль, про опасность, про возможности лечения. Есть ранние опухоли, которые хорошо лечатся и без операции - тот же рак гортани 1-2 стадии. С пациентом надо оговаривать эти моменты, чтобы он не боялся. Но нужно учитывать и психологические особенности у части наших пациентов, особенно злоупотребляющих алкоголем.

- Знаю случай, когда человеку сказали, что у него рак языка, нужна срочная операция по удалению его части. После нее человек говорить уже не будет?

- Почему? Говорят даже после удаления гортани и языка. Если человек хочет говорить – его обучат в период реабилитации, даже после удаления гортани и голосовых связок. Да, голос не похож на прежний, но позволяет удовлетворительно общаться и даже говорить по телефону.

Сейчас мы ставим и голосовые протезы. После удаления гортани между пищеводом и трахеостомой (дыхательный проход. – Ред.) формируется отверстие (шунт), куда устанавливается силиконовый протез. Он позволяет переключать воздух из легких в ротоглотку, пациент прикрывает шунт, воздух направляется по естественному пути, и человек говорит достаточно быстро и внятно.

https://www.fito.by/

«Ранка во рту после лечения не заживает две недели? Бегом к онкологу»

- Количество онкологических диагнозов растет, некоторым удобно считать, что рак – это просто хроническое заболевание…

- Они правы, при этом важно помнить, что это не инфекционное заболевание. Некоторые - причем образованные люди! - до сих пор боятся, что рак передастся им или их детям. Дико такое слышать.

- Может, они перестраховываются, помня, что не все еще изучено?

- Нет, в основном мы знаем, как развивается опухоль, просто пока не всегда можем контролировать эти процессы.

Рак не возникает внезапно, это длительный процесс. Вначале, как правило, присутствует предопухолевый фон (предрак) - заболевания слизистых оболочек, например, красный плоский лишай, эритроплакия и др. Лучше сразу избавляться от папиллом на слизистых оболочках. Это не те папилломы, что на коже – из таких рак не развивается, это скорее косметический недостаток.

Бывают хронические язвы. Если ранка во рту после назначений стоматолога или лор-врача не заживает две-три недели - это повод обратиться к онкологу.

Сейчас популярны опухолевые маркеры, но в основном они используются для контроля эффективности лечения. К тому же для слизистой оболочки ротовой полости таких маркеров нет. Эти опухоли относятся к опухолям визуальной локализации, ее можно увидеть при осмотре. Полусантиметровую при внимательном осмотре не увидеть сложно - а это ранний рак, который может быть излечен и без операции!

- Женщины всю жизнь, некоторые ежедневно, пользуются пенками, лаками, спреями для волос, вдыхая вредные пары. Насколько это опасно?

- Трудно сказать насколько это влияет на возникновение и развитие опухоли. В молодом возрасте чаще всего развиваются генетически обусловленные раки.

Раковые клетки постоянно образуются в разных частях организма, в том числе в слизистой оболочке ротовой полости. У организма есть специфические механизмы контроля над ними, но со старением организма стареют и механизмы. Плюс организм постоянно испытывает воздействие канцерогенных факторов – как физических, так и химических, все это копится.

- А с чем к вам чаще попадают женщины?

- Женщины болеют теми же опухолями головы и шеи, что и мужчины, просто в разы реже. Несколько чаще возникают у женщин опухоли слюнных желез, причины их возникновения не до конца изучены.

Кстати, в США возникла новая тенденция: мужчины стали меньше курить – цифры по заболеванию раком легкого у них снизились, но привычку переняли женщины – и растет уже количество рака легкого у слабого пола.

Если женщины будут и дальше перенимать вредные привычки мужчин, – количество онкологических заболеваний, в том числе и слизистой оболочки ротовой полости, у женского пола будет увеличиваться.

Так, раньше у мужчин часто возникал рак губы – он был связан не просто с курением, а с курением сигарет без фильтра, соответственно, ожогами губы. Перешли на сигареты с фильтром – и сегодня рак губы встречается редко. Но курить меньше не стали, поэтому рак полости рта и гортани как увеличивался, так и продолжает увеличиваться...

Кроме опухолей слизистых оболочек нередко на коже головы и шеи часто развивается плоскоклеточный и базальноклеточный рак (до 80% всех случаев данного рака). К счастью, пациенты обращаются достаточно быстро: 1-2 стадия диагностируется более чем в 90% случаев. Некрасиво же ходить с незаживающей ранкой или плотным узлом на лице.

Плоскоклеточный рак протекает агрессивнее, чем базальноклеточный, который порой растет годами, за год-два может достичь размера 1-2 сантиметров. Но если не лечить, может поразить и все лицо.

- Заболеваемость растет, мы потихоньку входим в группу стран с высоким риском развития рака слизистой оболочки ротовой полости.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А когда ком в горле – это тоже ваши пациенты?

- Маловероятно. Ком в горле – это другое: это ощущение, нежели реальные вещи.

К нам такие пациенты иногда приходят, но они скорее нуждаются в консультации психолога или психотерапевта. Иногда это неврологические симптомы.

С другой стороны, если такие ощущения не периодические и не связаны с ситуативным волнением – лучше перестраховаться и показаться хотя бы лор-врачу.

www.chel.kp.ru

Хирург-онколог — о том, как лечит онкологию у себя — The Village

— Подписалась на ваш канал в телеграме — вчера сбривать волосы вам помогала старшая дочь. Как ощущения с новой прической?

— Необычно, холодно, в Петербурге погода ветреная. Шапочки у меня нет, но придется обзавестись. В целом вроде нормально, говорят, что помолодел лет на десять.

— Я сама являюсь онкобольной — борюсь со второй стадией рака шейки матки. Выбрала лечение в Израиле, потому что в России практически отсутствует опыт лечения с помощью брахитерапии. Уехать в Израиль посоветовал ваш коллега, питерский онколог.

— Опыт есть. Относительно лучевой терапии разные мнения: я видел и неплохие результаты. Но если брать общую картину, то вы сделали правильный выбор. Рак шейки матки лучше лечить, скорее всего, не в России.

— А почему вы решили лечиться у нас?

— Лечение в России возможно не менее эффективное, чем за рубежом. Просто нужно знать, где лечиться. Не в каждом онкологическом, даже специализированном учреждении придерживаются современных схем лечения. Диспансеров много, возможности у всех разные. Поэтому подходы разные, нет единой тактики. Нужно знать места, где современные схемы и тактики, и лечиться там.

— У вас были сомнения насчет методов лечения в вашем случае? Вы советовались с коллегами?

— Я точно знал, как мне следует действовать дальше. С коллегами я общался. Все пришли к тому же мнению, что и я. Решили начинать с агрессивной химиотерапии. И схема, которую я сейчас получаю, является одной из самых перспективных, она показывает наилучшие результаты. Но она агрессивна и имеет множество эффектов. Спустя три недели после первой химии я восстановился физически: не чувствую сейчас побочных эффектов, но кровь, которую я сдавал в понедельник, еще недостаточно восстановилась. Я сдал повторный анализ, надеюсь, она придет в норму. По плану завтра будет второй курс терапии.

Первая серия видеоблога Андрея Павленко для проекта «Жизнь человека»

— Журналист Роман Супер, у которого боролась с раком жена, писал о России, что если есть деньги, связи, широкий круг общения — все будет быстро и достойно. Это правда?

— Правда. Без знакомств хороших онкологов невозможно найти. Это лотерея. Ваши шансы могут сильно измениться от того, попадете вы к хорошему онкологу или плохому. Статистики никто не ведет. Я знаю много хороших докторов, но знаю, что есть и неправильные тактики лечения.

— Как вы считаете, может ли россиянин, заболев раком, бесплатно и быстро попасть в хорошее медучреждение, а не в обшарпанную больницу?

— Вопрос сложный, на него в двух словах невозможно ответить. Центральные онкодиспансеры неплохо оснащены и кадрами, и оборудованием. Если выехать чуть дальше, на периферию — возникнут проблемы. Но нельзя сказать, что это обшарпанные здания. В большинстве и с оборудованием все в порядке. Есть проблема с догоспитальным этапом.

По опыту — я проработал в диспансере десять лет, он был обыкновенным государственным бюджетным учреждением, не федеральным. И запись на нашу хирургию была не больше трех недель: нормально для онкобольного. Проблема поликлинического звена наиболее актуальна: во-первых, запись на гастроскопию и колоноскопию превышает иногда месяц. Во-вторых, качество этих исследований не всегда соответствует нормальным стандартам. Неопытный эндоскопист может не сделать тотальную колоноскопию, не увидеть всю поверхность изнутри ободочной кишки, может пропустить ранние формы рака желудка. Даже минимальная гиперемия (покраснение) пятимиллиметровой поверхности желудка может привести к диагнозу «рак». Неопытный может не заметить эту ситуацию или может неинформативно взять биопсию (метод исследования, при котором проводится забор клеток или тканей. — Прим. ред.), не из тех мест, где с большей долей вероятности можно получить информацию.

Установка диагноза, морфология (исследование материалов, полученных при биопсии тканей и органов больных, с целью диагностики. — Прим. ред.) — это огромная проблема. Адекватных морфологов вообще очень мало, а морфолог является самым главным звеном в онкологическом процессе, он ставит диагноз. Хорошо, если все сложилось — эндоскопист взял хорошую биопсию, морфолог через три недели дал адекватный ответ. Через полтора месяца у больного на руках диагноз. Потом нужно пройти компьютерную томографию стадирующую, чтобы понять распространенность болезни. Потом МРТ, если речь идет о раке прямой кишки или других заболеваниях органов малого таза. Эти процедуры занимают еще две-три недели. В результате через два месяца пациент может попасть в онкодиспансер с полным перечнем результатов обследования. Это если мы берем схему по ОМС, бесплатную. Но, к сожалению, большой поток людей, не справляются в поликлинике с этим.

www.the-village.ru


Смотрите также

polxa reklami

Голосования

Помог ли Вам наш сайт?